SHARE

Мы встретились с Иваном Владимировичем у него дома, в Подмосковье. На уютной территории, помимо уже знакомой нам «шестерки» (см. МОТОР за май 2007 года), внимание привлек черный Porsche 996, припавший к тротуарной плитке. Воздушное охлаждение, 3,6-литровый оппозит с «горбатыми» валами… Мы знали, что Дыховичный неравнодушен к автомобилям, и сразу увидели тому подтверждение.
Через несколько секунд из дверей дома к нам направился и сам Иван Владимирович. Очень приятный человек, с которым сразу находишь контакт и понимание. Завязалась интересная беседа, и продолжалась около двух часов.

Иван Владимирович, расскажите о своем первом автомобиле.

Первой моей машиной была «копейка». Я люблю ее до сих пор. Машина попала ко мне в руки в 1971 году. По тем временам это была невероятная радость – владеть такой машиной. Я проездил на ней два года. Потом был «шестерка», ее я забрал новую с завода. Это тоже был автомобиль отличный для СССР начала 70-х годов прошлого столетия.. Хоть и нравилась она мне меньше, чем моя первая «копейка», но была мощнее.С «шестеркой» я уже проделывал разного рода тюнинговые эксперименты. Были у меня знакомые эстонцы, которые активно занимались автоспортом. Помню, прокатили они меня по аэродрому на спортивном мотоцикле с коляской (в ней, понятное дело). Сам я езжу быстро. Не испытываю никакого страха. Однако уже тогда у эстонцев были японские моторы на мотоциклах. Сел я на эту платформу, ухватился за ручку… В общем, меня еле отцепили потом. Полчаса в себя приходил. А эстонцы – спокойные они ребята.

И что потом?

Потом я сделал крутой поворот в своей автомобильной карьере, поменяв «шестерку» на Alfa Romeo GTV 1750. Купе белого цвета – вот это был автомобиль!

А как вам удалось заполучить его в СССР?

В то время в Москве был комиссионный автомобильный магазин. А я работал в Театре на Таганке. Директор этого магазина ходил на наши спектакли и очень меня любил, чем я в один прекрасный момент и воспользовался. За этой Альфой я следил достаточно долгое время. Принадлежала она жене посла Аргентины. И, как и многие другие машины иностранного производства, со временем пришла продаваться в комиссионку. Альфу для меня первоначально оценили в магазине по старому «Запорожцу», но трюк не удался, потому что кто-то еще хотел взять ее себе. Пришлось брать ее по цене «Жигулей».Ну и каковы были эмоции от приобщения к легенде в те-то времена?

Прекрасный автомобиль! Одна из самых удивительных машин в моей автомобильной биографии. В те времена в Москве жил широко известный в узких кругах автомобильный мастер Саша Никулин. Он делал все трюки в фильме «Берегись автомобиля». Не считался с милицией – никогда не останавливался. В общем, в определенном смысле герой своего времени. Правда, неформальный.
Саша учил меня ездить. И вот когда мы с ним приехали забирать Alfa Romeo, он сказал мне: «Запомни первое чувство». И я запомнил. До сих пор оно живет во мне – помню, как я первый раз тронулся и поехал на Альфе. Потом я привык к машине. Быстро – как ко всему хорошему. Но это первое чувство живо до сих пор!
С этой машиной я прожил довольно долго. Года три, наверное. А потом мы с Альфой разбились. Вернее, разбилась она. Дело было в Эстонии, не доезжая 50 км до Таллина, на гастролях. Я ехал за грузовиком и пошел на обгон. Не увидел, что перед ним ехал еще один. И когда я выехал на встречную полосу, первый начал поворачивать передо мною налево. Пришлось заскакивать в узкую щель между машинами и лететь в кювет. Четыре оборота через крышу. Как-то уцелел. Машину, кстати, после этого восстановили. Любопытно, что мне эту аварию нагадали накануне. Я был на гастролях в Болгарии с Высоцким. Предсказатель ничего не стал говорить Володе. Видимо, понимал, что лучше промолчать. Мне же сказал, что со мной что-то случится. И что я буду в белом автомобиле.
Альфу восстановили, но ездить на ней больше я не стал. Обменял на Ferrari Dino.Сплошные раритеты!

Да. В те времена я дружил с механиком итальянского посольства. Яркий пример иностранца, которого «погубила» Россия. От красоты наших девушек парень просто сошел с ума. Он хорошо говорил по-русски и был отличным механиком. Мы подружились. У него, кстати, тогда был FIAT 124 Sport – несбыточная мечта любого владельца «копейки». Он помогал мне обслуживать Альфу и как-то раз говорит: «Хочешь я привезу тебе Ferrari Dino?» Естественно, я согласился. Он привез. Но для того чтобы сдать ее в комиссионный магазин, нужно было попасть на Ferrari в ДТП. Теперь представьте себе такую картину. Семидесятые. Садовое кольцо. Машин мало. И тут выезжает Ferrari и бьется в неповинный грузовик! Его водитель чуть не поседел от неожиданности.
К сожалению, мой итальянский друг немного не рассчитал силу удара, и машина оказалось повреждена сильнее, чем нам того хотелось. Пострадал радиатор. Но потом мы привели ее в порядок. Хотя замечу – машина была очень капризная. Одни только четыре «вебера», которые требовали прецизионной настройки, чего стоили!

А эти автомобили были у вас единственными, всесезонными?

Да, были единственными. Ездил на этих горячих «итальянках» и зимой и летом. Причем в снежное время года – на летней резине. Так и научился грамотно ездить.
История с Ferrari закончилась чередой проблем с двигателем. Через знакомых я находил людей на авиационных заводах, мне точили валы. В общем, вся страна работала. В итоге я решил ее продать. И столкнулся с тем, что никто не знал, что это за машина. Люди знали только BMW, Mercedes, Volvo. Покупать Dino никто решительно не хотел – «тарахтелка» жуткая, низкая, непрактичная. В итоге я поменял ее на… «Жигули».Ирония судьбы!

Да. Потом у меня была Volvo 760. О ней скажу – не для моего склада характера. Наш роман был недолог. Продолжая шведскую тему, я приобрел Saab 900. Хороший турбомотор, отличная динамика, но до «итальянцев» по управляемости никак не дотягивал этот автомобиль.

Судя по всему, машин у вас было очень много. А какие, кроме перечисленных, запомнились сильнее всего?

В памяти осталась Audi RS2. Своенравная такая. Турбомотор объемом 2,2 литра приучил филигранно работать коробкой передач. Свалился в турбояму – потерял время. А уж если попал в обороты! Ездила она невероятно, но была такой же невероятно дорогой в обслуживании. RS2 удивляла всех – от обычной «бочки» на больших дисках никто не ждал такого бешенства.Но сильнее я полюбил Lancia Delta HF Integrale. И именно на ней я попал во вторую серьезную аварию. Глупо получилось. В ходовом пологом повороте, который я хорошо знал (в районе Петрово-Дальнее), кто-то просыпал песок. Машина «поскользнулась», и я улетел в дуб (с женой и ребенком знакомого). Все выжили, кроме Лянчи. Я сломал ребра.

И как вы после аварии снова сели за руль?

Я сел тут же. Купил почти сразу себе такую же Integrale. Управляемость феноменальная. Особенно зимой.

Интересные случаи, связанные с машинами были?

Конечно. В 1989 году я работал во Франции, а потом поехал отдыхать к приятелю в Германию. Кутил! И вдруг неожиданно мне в буквальном смысле слова с неба на голову упали деньги. Тридцать тысяч рейхсмарок! Большая сумма по тем временам. Оказалось, это был причитающийся мне гонорар за фильм «Черный монах», который купил для показа Второй канал германского телевидения. Примечательно, что этот фильм я снял на полбюджета другой, уже закрытой в СССР, картины. Это, кстати, был первый и единственный случай, когда производство моего фильма хоть как-то оплачивало государство.
Потратил я гонорар красиво – перешел через дорогу и без торга сразу купил в салоне – Mercedes-Benz W126 с механической коробкой передач! Радость от покупки оказалась недолгой. Я пригнал машину в Москву, и выяснилось, что она не в лучшей форме. Скручен спидометр, двигатель не в порядке. Я ужасно расстроился. Тогда я уже общался с Замысловым – гонщиком, классным автомехаником. Кулибиным тех времен. Он мне сразу сказал – лучше ее продать. А я ему говорю – продай ты. Он сделал, чтоб не дымила и продал чеченцам… Конечно, меня бы убили!
Но в первый же день новоиспеченные владельцы, видимо, не знакомые с небольшим европейским клиренсом, хорошенько приложили машину картером двигателя, масло вытекло, и тот стуканул. Все хорошо закончилось.Какой у вас стиль вождения?

В меру агрессивный. Как я уже говорил, езжу быстро. Но не экстремально.
Больше всего люблю ездить зимой. Всегда отправляю машину в скольжение. Я все свои автомобили ставил, ставлю и ставить буду. Люблю в субботу рано утром прохватить по Красногорскому или Подушкинскому шоссе. Одно плохо – покрытие дороги местами не радует. Возникает вопрос к государству об использовании наших налогов.

Машина – один из самых наглядных способов самовыражения (или невыражения) личности?
Автомобиль – это выбор. Это стиль. Это характер.

Получается, что вы – ценитель машин с ярко выраженным спортивным характером?

Да, но я могу по достоинству оценить и комфортный автомобиль. Также считаю, что неправильно покупать «два в одном», – такой автомобиль в принципе невозможен. Хотя сейчас очень много продаж именно с такой концепцией. Это сделано для новых людей, и я их ничуть не осуждаю. Но… Вы знаете, я наблюдаю такую тенденцию: люди не получают удовольствия от того, чем управляют. Не получают потому, что… Вот представьте владельца скрипки Страдивари, который только научился играть и исполняет на ней «Чижик-пыжик». Это же просто бред! Люди покупают пятисотсильные автомобили и не могут реализовать их даже на 10 процентов.Расскажите об автомобилях из вашего гаража?

Трудяга – это Volkswagen Touareg V10 TDI. Я долго выбирал себе кроссовер, прежде чем остановил свой выбор именно на нем. И угадал. Мне нравится дизайн – без претензий. А мотор… После того как поставил новый блок-управления, могу вставать на светофорах хоть с суперкарами. Недавно был один желающий на красной машине известной итальянской марки. Шли с ним ноздря в ноздрю до 100 км/ч. А ведь я просто нажал посильнее на педаль акселератора!
Porsche – исключительно машина выходного дня. Тренировать левую ногу сцеплением (как у «полуторки») в пробках – это совсем не то, ради чего он создавался. Этот суперкар я берегу и продавать не собираюсь. Мне недавно предлагали поменяться на новый 911-й. Я отказался. Этот автомобиль требует твердой руки. Я на нем один раз «попал». Схватился в районе Киевского моста с одним товарищем и в итоге сделал тройной оборот вокруг вертикальной оси. Правда, машину, в итоге, поймал, и со спокойным видом поехал дальше, но адреналин бил через край.
BMW M3 E46 – тоже спорт в чистом виде. Но, в отличие от Porsche, эту машину вполне можно использовать в качестве основной. Она достаточно комфортна. Для своей мощности – вполне экономична. Правда, если нажать на педаль посильнее, этот плюс быстро улетучивается. Ну и внешний вид. Ничего лишнего, а только чувство собственного достоинства и элегантность.

Вы много ездили на разных машинах по всему свету и неизменно возвращались в Россию, садились за руль и сталкивались с хорошо знакомой всем нам российской автомобильной реальностью. Возникало чувство раздражения, досады?

Первое, что меня раздражает, – это не культура вождения, а сама дорога. Вернее, ее состояние – оно чудовищно. У меня большие претензии к правительству. Налоги огромные, а ответа перед нами за их использование, похоже, никто не держит. Второе, что немного не по мне, – фактически управляющая дорогой ГАИ получила такую обойму полномочий, что иногда становится страшно. Кажется, что автолюбитель просто не имеет никаких прав на дороге, а только обязанности. Причем перед конкретным инспектором. А как они разговаривают с нами? Где этика?Возвращаясь к культуре. Конечно, у наших водителей несколько агрессивное сознание. У нас нет привычки быть вежливыми на дороге. Хотя процесс воспитания идет. Люди стали мягче. Все чаще замечаю, что и пешеходов начинаем потихоньку пропускать.Да уж, только в России испытываешь радость, пропуская пешехода!

Точно, но и пешеходов я бы просил нам в ответ иногда улыбаться. А то некоторые в таком недоумении и смятении проходят перед автомобилем, словно водитель решил их разыграть.
Вообще, сейчас люди становятся все более образованными в плане вождения. Но этого я, к сожалению, не могу сказать о женщинах за рулем. Им пока еще надо многому учиться, в том числе и обыкновенной вежливости. Правила общечеловеческого этикета не действуют на дорогах, где женщин пропускают далеко не всегда. Но они не пропускают никого вообще. К женщинам я очень хорошо отношусь, с большой симпатией, но иногда некоторые особы за рулем вызывают мой праведный гнев.

Вы слушаете музыку в машине?

Нет, только радио. Слушаю радио «Свобода», например. Но оно сейчас уже не то, что раньше. Как и машины, все радиостанции становятся похожими друг на друга. Это обидно. Я вообще надеюсь на лучшее. Надеюсь, что со временем в нашей жизни появится больше разнообразия. Новые поколения сделают это возможным. Современные люди будут более образованными, информированными. Они не будут так зациклены на прошлом.

Но есть же вездесущий маркетинг, который разрастается словно монстр. Он с рождения доходчиво рассказывает человеку о том, как ему надо жить, что есть, чтобы не растолстеть, не заболеть и не умереть к двадцати годам?Согласен, но, мне кажется, что чем сильнее и изощреннее давление, тем адекватнее будет отпор. Я абсолютно уверен, например, что телевидение, равно как и радио, скоро рухнут под напором Интернета. А это уже совершенно иная информационная структура. Гораздо более демократичная. Подрастающее поколение уже практически не смотрит телевизор. Всю информацию оно берет в Сети. Я верю, что мир станет лучше. Потому что это мир новых людей.Иван Владимирович, какое у вас хобби?

Мне повезло, мое хобби совпадает с моей работой!

Отлично, давайте поговорим о кино! Снимая свои фильмы, вы преследуете цель как-то повлиять на социум, сделать его лучше, умнее или же просто занимаетесь самореализацией?

Любой человек, если он нормальный, должен любить людей. Хотя сделать это очень трудно. Я снимаю свои фильмы точно не для себя. Что я – один их смотреть буду?
Я люблю готовить. Это самый лучший способ прийти в себя. Готовить для людей еду – это очень позитивный момент. Вы вкладываете в еду всего себя, чтобы было вкусно. Но среди гостей вдруг оказался человек, который всю жизнь ел только колбасу. И он может не оценить вашу домашнюю котлету. Он к ней просто не готов, и – просит колбасу. Очевидно, такой гость не прав. Но он в этом и не виноват. Похожая ситуация с кино. Люди получают суррогат и не хотят остановить свое внимание на чем-то достойном. Вкуса нет. Лишить людей вкуса – что вырубить лес. А на то, чтобы сформировался новый, нужно время. Поэтому в творчестве рецепт один. Если хочешь быть понятым, делай те вещи, которые ты любишь, и делай их так, как ты любишь. Тогда все получится.

Иван Владимирович, вы являетесь президентом кинофестиваля «Завтра», который состоится уже во второй раз. Почему именно арт-хаусное кино? У нас оно совершенно непопулярно…

На первом фестивале это был не чистый арт-хаус. Мы собрали фильмы, которые в течение пяти лет задавали тон будущему кино. Это были лучшие картины. На них ходили люди, и никто не ушел ни с одной.
А до мероприятия «добрые друзья» заверяли меня, что никто не придет. Фестиваль никак не раскручивался, рекламы не было. Тем не менее – полные залы. А сколько народа пришло на мастер-классы, которые давал совершенно неизвестный в России голландский сценарист! Я тогда вышел на сцену и сказал, что такого молодого и живого зала я не видел со времен Таганки! Так что с оптимизмом жду фестиваль в этом году.Вы оптимист?

Я большой оптимист. И страшный пессимист! Я не выпадаю из жизни. Несмотря на свои 60, я иду в ногу со временем. И мне совершенно неважно, сколько лет собеседнику. Важно лишь одно – он должен быть интересной личностью. Для меня не существует авторитетов…

Даже в кино?

Нет, в кино они конечно же есть. Но авторитет для меня в первую очередь – это талант. А таланты – это фон Триер, братья Коэны, Линч, Куросава, Антониони…

А из последних фильмов – что вам запомнилось?

Вообще, сейчас много очень хорошего кино, но заметного шага вперед я не вижу. Вот недавно посмотрел картину Германики «Все умрут, а я останусь». Я сейчас не рассуждаю с позиций Каннского или Венецианского кинофестивалей. Я рассуждаю с точки зрения нашей с вами жизни. Так вот эта картина – большой шаг вперед.
Сегодня побеждает простое изображение. Без каких-то особых декораций, а такое…из жизни. И «Старикам здесь не место» Коэнов – хороший тому пример. Великолепная картина.
Вообще же я считаю, что художник не обслуживает население. Он должен быть немного впереди. Он должен предлагать людям то, что они увидят как следующий шаг. Иначе зачем этим заниматься? Каждый раз я рискую и пытаюсь сделать что-то новое. И на этом пути никто не застрахован от провалов. Но зато если случается победа, то она – победа.
Новое кино, как правило, понимают далеко не сразу. Я верю, что часть из того, что я сделал, еще не до конца осознана людьми. Вот, например, «Копейка». Картина была на лидирующих позициях в DVD-прокате на протяжении нескольких лет. При том что в кинопрокат не попала. Все решилось до обидного просто. Пришли какие-то бандиты на сеанс, посидели 10 минут, разговаривая по телефону, и ушли, бросив: «Это не наш формат, в прокат не берем!» Поэтому в кинотеатрах картина практически не шла, за исключением одного. А ведь фильм был полностью открыт зрителю.

Как вы оцениваете современное состояние российского кинематографа?

Беда в том, что русские картины в России мало кому нужны. И тому много причин. Все хотят кассовые американские (как правило) киноленты. За нашими нет рекламы, спонсоров и так далее. Ничего, как правило, за ними нет. У нас в стране люди зарабатывают деньги, помогают чужому кинематографу.
Вторая причина. Люди, которые занимаются продюсированием, – непрофессионалы. Они – как большая часть покупателей сверхмощных дорогих машин, которые управлять ими толком не умеют. Они стали продюсерами, потому что нашли деньги. Они ищут режиссера, который согласится дать им, как это у нас в стране принято, откат. А на оставшиеся сделает, с позволения сказать, фильм.
Профессиональный продюсер отталкивается не от денег (но и от них, понятное дело, тоже). В первую очередь он ищет режиссера, который подойдет для его проекта. И когда находит, в него верит. До смерти – ну то есть пока тот снимает картину.Я-то еще могу дурить (в хорошем смысле) таких дельцов за счет авторитета, опыта. Но таких, как я, не очень много, и они просто пропадают ни с чем.
Вообще, у нас мало не только хороших продюсеров, но и сценаристов. А еще – актеров. Иностранные актеры играют без фальши, а у нас же – это сплошь и рядом. Да и откуда взяться кадрам, если учителя не те! Они не живут современной жизнью, не знают, что сейчас модно, где люди отдыхают, едят в конце концов. Они в стагнации! И смеют говорить о каком-то там искусстве молодому поколению. Посмотреть страшно, как одеваются эти учителя. А кого принимают на обучение? Молодые актрисы все должны быть 90–60–90. А ведь искать надо личность, человека с большой буквы. Современника эпохи!
Тем временем на рынке такое количество сериалов и так называемого кино, что в эту отрасль теперь идут все кому не лень. И те, кто такие фильмы покупают (руководители кино, прокатчики), – это люди, не умеющие отличить ямб от хорея. Они просто не в теме – хотят быстро заработать деньги. Вечером картошку посадить, а утром выкопать урожай. Так не бывает.
Народ ест и молча слушает все, что ему говорят из «ящика». Просто очень терпимый у нас народ. Очень. Об этом, кстати, очень хорошо Солженицын пишет в своих книгах, особенно в «Архипелаге ГУЛаг». Советую всем перечитать это произведение. Очень полезно.

Каких новых фильмов нам стоит ждать от режиссера Дыховичного в будущем?

Я хочу снять картину о последних трех днях жизни Маяковского. Но, строго говоря, это не о Маяковском картина. Это фильм о большом, огромном человеке, который ошибся.
Недавно я закончил работу над картиной «Европа – Азия». Это простая картина, в простом изображении. Но она – совершенно новое слово. Это я точно знаю. Там есть ряд очень хороших актерских работ – Таня Лазарева (впервые), Сергей Шнуров… Ксения Собчак очень неплохо там сыграла себя. Смотрите.

Иван Владимирович, спасибо вам за обстоятельную беседу! Пожелайте что-нибудь нашим читателям?

Я бы хотел пожелать всем читателя МОТОРа оттачивать свой вкус и всегда оставаться верными себе. А водителям – немного терпимости и вежливости. Как показывает жизнь, на дороге два этих качества – все, что необходимо!

Досье МОТОРа
Иван Владимирович ДЫХОВИЧНЫЙ

Родился 16 октября 1947 года в Москве. Отец – известный литератор, писал смешные и беззлобные комедии, которые в период массовых репрессий стали опасными. Сын пошел по стопа отца: театр, кино, юмор…
Дыховичный окончил актерский факультет Театрального училища им. Б. Щукина, а в конце 70-х – Высшие режиссерские курсы. Первой полнометражной картиной стала экранизация повести Чехова «Черный монах» (1988), в которой режиссер более всего полагался на изощренное изобразительное решение (оператор Вадим Юсов). В 1992 году режиссер снял фильм «Прорва», имевший серьезный успех у отечественной и зарубежной критики. Фильм «Музыка для декабря» был показан на Каннском международном кинофестивале в программе «Особый взгляд». С октября 1999 года Дыховичный работает на телеканале РТР в качестве главного режиссера и руководителя студии оформления канала и специальных межпрограммных проектов. Далее шли «Копейка», «Европа – Азия».
Дыховичный удостоен многих наград и почетных званий, среди которых: Гран-при на Международном кинофестивале во Франции («Лицо»), Гран-при «Золотой дракон» на Международном кинофестивале короткометражных фильмов в Кракове («Испытатель»), приз Фонда культуры имени Жоржа Садуля за лучший полнометражный фильм – дебют года («Черный монах»); в Венеции этот же фильм получил приз за лучшее пластическое решение фильма, призы кинопрессы «За лучший фильм», «За фильм, определяющий стиль года» («Прорва»), премия S.I.D.A.L.С на фестивале французских фильмов в городе Шалон-на-Соне («Прорва»). И.В. Дыховичный – член Всероссийского театрального общества (1971) и Союза кинематографистов (1988).