SHARE

В тридцатые мир не успевал удивляться и восхищаться появлением автомобильных шедевров. Попытки составить рейтинги самых красивых машин той поры периодически предпринимались и предпринимаются нынче различными изданиями. А результаты – неоднозначные.
Нам давно хотелось сделать свой вариант. Но осуществить задачу оказалось непросто. По первым прикидкам набралось дюжины три более чем достойных претендентов. Ценой многочисленных опросов и консультаций, долгих и мучительных раздумий удалось свести список к требуемому минимуму. И то лишь распределение первых трех мест не вызывало сомнений. Все остальные кандидаты оказались настолько близки друг к другу, что однозначно расставить их в строгом порядке так и не удалось. Предлагаем желающим сделать это самостоятельно. Ниже эти кандидаты представлены в хронологическом порядке, чтобы было легче проследить, как изменялся стиль. Итак – десятка самых красивых автомобилей тридцатых годов прошлого века.

Bucciali TAV12, Saoutchik, 1932

Авторами уникального, построенного в единственном экземпляре автомобиля, были братья Анжело и Поль Альбер Буччиали. Свою фирму Bucciali Freres они основали в 1920 году и создали немало удачных конструкций, изюминкой которых был передний привод. На Парижском салоне 1930 года они представили сенсационную модель TAV16. Гигантская рама с базой 4300 мм располагалась ниже центров колес почти метрового диаметра.Двигатель V16 объемом 7,8 л должен был выдавать до 180 л.с. Однако был ли это работоспособный агрегат, или полноразмерный макет – так и осталось загадкой, ведь никто и никогда не видел машину на ходу. Но вовсе не мотор, а фантастически красивый, длинный и казавшийся неправдоподобно низким кузов притягивал к себе взоры посетителей. Творцом этого шедевра был русский эмигрант Яков Савчик. В начале века, спасаясь от погромов черносотенцев, он бежал во Францию и основал там собственную фирму, со временем прочно занявшую место в пятерке лучших кузовных ателье Европы. Автомобиль, оцененный в колоссальную сумму 187 тысяч франков, специалисты сравнивали с Bugatti Royale.Единственному покупателю, пожелавшему приобрести это чудо инженерного искусства, объяснили, что изготовление машины со столь сложным двигателем может занять больше года. Тогда он, с явным разочарованием, согласился на бесклапанный мотор Voisin со «всего-то» 12 цилиндрами (3,8 л, около 110 л.с.) и гильзовой системой газораспределения. Уже в конце 1931 года автомобиль испытали в ходе 1000-километрового пробега в Ниццу, где он даже получил приз на очередном конкурсе. И это при том что сначала на шасси установили не очень впечатляющий кузов Guillet.Позже его заменили несравненно более привлекательным седаном работы Saoutchik. Названный Fleche d’Or – Золотая стрела, он очень напоминал кузов прототипа TAV16. Сочетание вытянутого низкого силуэта, специально подобранного оттенка глубокого темно-синего цвета и никелированных деталей отделки создавало неизгладимое впечатление. TAV12 был полностью завершен в апреле 1932 года, вызвал взрыв восторга на салоне в Париже и был провозглашен прессой «самым передовым и современным французским автомобилем».Pierce-Arrow Silver Arrow, 1933

В мае 1933 года в Чикаго, на огромной территории парка на берегу озера Мичиган, открылась Всемирная выставка. На церемонии открытия публика была покорена выступлением танцовщицы Салли Ренд, которая в наряде «из нескольких страусиных перьев» исполнила композицию на музыку сюиты «Лунный свет» Клода Дебюсси. Проблемы и невзгоды Великой депрессии были хотя бы на время забыты. Другой звездой выставки стал удивительный автомобиль обтекаемой формы, в контрастной серебристой и чугунно-серой окраске, с завораживающим названием Silver Arrow – Серебряная стрела.Созданная компанией Pierce-Arrow, это была самая красивая модель на протяжении всего двухлетнего периода работы выставки. Ее дизайнером был Фил Райт. Когда-то он начинал в кузовной фирме Murphy, затем набирался опыта в GM у знаменитого «отца американского автомобильного дизайна» Харли Эрла. Среди прочего в его активе числился замечательный спидстер на шасси знаменитого переднеприводного Cord L-29. В Pierce-Arrow Райт пришел в октябре 1932 года не с пустыми руками. Он принес эскизы и макет в 1/8 натуральной величины невероятного автомобиля с передними крыльями понтонного типа, протянувшимися до ветрового стекла обтекателями фар и покатой задней частью кузова с напоминающим амбразуру окном. Запасное колесо было спрятано в нише переднего крыла. Крышку багажника за ее характерную форму окрестили «утиным клювом». Округлые формы Серебряной стрелы выглядели очень непривычно на фоне доминировавшего в конце 20-х рубленого прямоугольного дизайна. Ее кузов смонтировали на стандартном шасси Pierce-Arrow с базой 3530 мм. Зато 175-сильный двигатель V12 объемом 7567 куб. см спроектировали специально. Названный «последним шансом», автомобиль должен был спасти компанию от неумолимо приближавшегося банкротства. Увы, цена в $10 тысяч оказалась непомерной в разгар депрессии – было построено всего пять экземпляров Silver Arrow. Три из них дошли до наших дней. Компания же Pierce-Arrow смогла протянуть еще только пять лет.Rolls-Royce Phantom I Jonckheere, 1934

Компания Rolls-Royce, без малого два десятка лет выпускавшая единственную модель 40/50, завоевала незыблемую репутацию производителя «Лучшего в мире автомобиля». В 1925 году на смену прежней пришла усовершенствованная модель New Phantom с верхнеклапанным двигателем. Позже она стала более известна как Phantom I. Подавляющее большинство из 2258 построенных за пять лет экземпляров имели хоть и отличавшиеся в деталях, но в целом выглядевшие довольно однообразно кузовы. Не был исключением и смонтированный изначально на шасси показанного здесь Ройса кузов кабриолет от Hooper.Однако в самом начале 30-х он был демонтирован. Шасси отправили в бельгийское кузовное ателье Jonckheere, чтобы увенчать его чем-то куда более экзотическим. По одной из версий, заказчиком рожденного заново автомобиля был принц Уэльский. Кто спроектировал это поразительное купе, видимо, так и останется неизвестным – несколько лет спустя пожар уничтожил архивы компании. Зато остался результат – один из самых экстравагантных проектов, когда-либо ставившихся на четыре колеса. Мировая автомобильная история не знает другого примера идеально круглых дверей. От огромных передних крыльев до кончика длиннющего хвоста с высоким центральным плавником это купе являет собой добрых шесть метров неповторимой красоты и расточительной роскоши. В 1934 году, вскоре после завершения, автомобиль победил в своем первом, но далеко не последнем Конкурсе элегантности в Каннах. В начале 50-х машина попала в США, где неоднократно перекрашивалась, участвовала во всевозможных шоу, а в 1991-м ее за 1,5 млн. долларов приобрел на аукционе японский коллекционер. В начале нашего века находившийся в довольно плачевном состоянии уникальный Rolls-Royce вернулся в Штаты. После капитальной реставрации он стал одной из ярчайших звезд на автошоу в Пибл-Бич в 2005 году, заново начав собирать богатый урожай наград.Hispano-Suiza 68B coupe-de-ville Fernandez & Darrin, 1934

В период своего расцвета, 20–30-е годы, Hispano-Suiza заслуженно считалась королем автомобилей и автомобилем королей. Это сейчас нувориши и знаменитости для демонстрации своего положения выбирают Rolls-Royce. В 30-х же, согласно неписаной автомобильной табели о рангах, Hispano-Suiza стояла на голову выше английской марки. Имя Hispano-Suiza (испано-швейцарский) носили выдающиеся и поражавшие воображение современники машин, обозначая тем самым редкое сочетание швейцарской инженерной мысли и испанского капитала. Все же наибольшую известность они получили как автомобили французской марки, поскольку с 1911 года основное производство осуществлялось в пригороде Парижа. Основатель компании, швейцарский инженер Марк Биркигт, добился в 20-х годах выдающихся успехов с исключительно удачной шестицилиндровой моделью H6 c моторами объемом 6,5 и 8 л. К концу десятилетия Биркигт, осознав, что «шестерка» начинает устаревать, взялся за проектирование новой машины. Предполагалось, что она будет больше и тяжелее. Ей, следовательно, потребовался более мощный двигатель. Потенциал прежнего был исчерпан, к тому же соображения престижа и богатый опыт создания ряда многоцилиндровых авиамоторов диктовали очевидный вывод – будущий автомобиль должен иметь двигатель V12. Решение было принято в середине 1929 года, а уже в 1931-м дебютировала новая величественная модель Hispano-Suiza 68 с 9,5-литровым 220-сильным мотором V12. Тем, кому и этого показалось недостаточно, позже предложили модификацию 68B – 11,3 л и 250 л.с. В смертельной схватке за кошелек богатых клиентов лучшие европейские кузовщики наперебой предлагали для них элегантные кузова. Эти роскошные автомобили с ценой, нередко зашкаливавшей за четверть миллиона франков, стали вершиной европейского автостроения 30-х. Невольно напрашивается сравнение с Bugatti 41 Royale с его 12,8-литровой рядной «восьмеркой». Но шедевр Биркигта разошелся в количестве 110 штук против всего лишь трех проданных Bugatti.Talbot-Lago T150 SS Figoni et Falaschi, 1936

Несчастная принцесса Стелла! Ее отец, магараджа Хапуртала, подарил ей лишь один изумительной красоты Talbot-Lago с кузовом Figoni et Falaschi. А значит, бедной девушке (точнее – ее механикам) приходилось перекрашивать машину каждый раз, прежде чем представить ее на очередном Конкурсе элегантности… Творческий союз итальянцев Джозефа Фигони и Овидио Фаласки породил одну из выдающихся французских кузовных компаний – Figoni et Falaschi (FF). В свое время она создала целый ряд наиболее великолепных кузовов, которые когда-либо видел мир.Где-то к середине 20-х во Франции зародился и начал быстро развиваться аэродинамический стиль автомобильного дизайна. Своего наивысшего расцвета новое направление достигло в работах парижских ателье Pourtout и FF, а его зенитом стало знаменитое купе «капля» Джозефа Фигони. Превзойти этот шедевр, один из тех немногих, которые принято считать движущимися скульптурами, не смог никто. Более того, именно эту «каплю» принято брать за точку отсчета в развитии мирового автодизайна на годы вперед. Выгодное сочетание формы и функциональности автомобиля дало мощный толчок новому направлению и вдохновило многих стилистов на создание все более стремительных кузовов.Когда Talbot-Lago T150 SS показали на Парижском салоне 1936 года, публика была шокирована завораживающей красотой автомобиля. Перед прессой встала нелегкая задача выразить простыми словами волшебную симфонию округлых форм и плавных кривых. Машину окрестили Goutte d’Eau – «Капля воды», как нельзя лучше отразив ее особенности и навеваемые ощущения. Англичане назвали ее «Слеза».Всего выпущено 16 Talbot-Lago с кузовом «капля». Стоившие недешево, построенные с учетом индивидуальных пожеланий состоятельных клиентов, все они отличаются в деталях. Позже музей современного искусства в Нью-Йорке выбрал «каплю» как образец выдающегося дизайна для открывшейся в 1951 году выставки «Десять величайших автомобилей».Delage D8-120 Aerocoupe Pourtout, 1937

Жизненным кредо Луи Делажа было достижение совершенства во всем. Обладая изысканным вкусом, он стремился возвести продукцию своего предприятия в ранг произведений искусства. Руководимая им команда талантливых инженеров спроектировала немало удачных автомобилей, вошедших в когорту тех, что создали когда-то Франции репутацию одной из главных автомобильных держав.Накопив многолетний опыт производства автомобилей среднего класса и гоночных конструкций, Делаж решил бросить вызов производителям роскошных штучных машин высшей категории. Самой удачной стала модель D8-120 с рядным 8-цилиндровым двигателем объемом 4,7 л. Ее длинное низкое шасси немедленно привлекло к себе внимание лучших французских кузовщиков. Они с энтузиазмом принялись за изготовление экзотических купе и кабриолетов с невероятно длинными капотами и широкими низкими лобовыми окнами – стиль, получивший едкое название «почтовый ящик». Подобные автомобили редко появлялись на обычных дорогах, зато целыми стадами паслись на фешенебельных морских курортах и площадках многочисленных конкурсов. Известный автомобильный историк Скотт Монкрифф так определял роль этого автомобиля: «Джентльмена возят в Rolls-Royce, сам он водит Alfa Romeo, а для жены он покупает Delage». В историю же эти машины так и вошли исключительно благодаря множеству великолепных кузовов. Они входят в число высших достижений мирового автостроения 30-х годов. Лучшими из лучших общепризнанно считаются примерно два десятка купе, созданных мастерами Letourner & Marchand и Pourtout. На фото: автомобиль с кузовом купе работы ателье Pourtout. Был построен для Парижского салона 1937 года. Машина по завершении салона принадлежала Луи Делажу в качестве его персонального автомобиля. За один только кузов ему пришлось выложить фантастическую сумму в 30 тысяч франков.Alfa Romeo 8c 2900B Touring, 1937

Подобно многим другим итальянским заводам компания Alfa Romeo была в 30-е годы нацелена на выпуск военной продукции, в частности авиационных моторов. В то же время мнивший себя заядлым автомобилистом Муссолини ради поддержания престижа страны на международном уровне не скупился на финансирование работ по созданию выдающихся спортивных и дорожных автомобилей. И хотя производство Alfa Romeo перед войной упало до нескольких десятков в год, среди них не было заурядных, проходных моделей.Главным конструктором тогда был талантливейший инженер Витторио Яно. Ему принадлежит честь создания многих выдающихся конструкций, но вершиной его творчества стало семейство спортивных машин типа 8с 2900 – дорожно-гоночного варианта А и спортивного B. Первый из них появился в 1935 году, став прямым наследником легендарного P3 – лучшего гоночного автомобиля начала 30-х. Для него Яно спроектировал оригинальный двигатель, составленный из двух четырехцилиндровых блоков, соединенных зубчатой муфтой. Применение компрессора довело мощность 2,9-литрового мотора до 220 л.с. В сочетании с легким двухместным кузовом это сделало тип 2900А недосягаемым для соперников в гонках «Милле Милья» 1935–1936 годов. А на салоне в Милане в 1937 году состоялась презентация дорожной версии 2900B с дефорсированным до 180 л.с. двигателем. Чуть больше трех десятков таких машин было построено на шасси с короткой и длинной базами, 2800 и 3000 мм соответственно. Большинство получили кузовы спайдер или купе работы Touring. По распространенному мнению, эти машины были первым в истории суперкарами. И именно их благодаря редкому сочетанию технического совершенства, утонченной элегантности и неподражаемой красоте многие энтузиасты считают лучшими спортивными автомобилями довоенного периода. И с этим трудно не согласиться.Третье место
Duesenberg SJ Gurney Nutting, 1936

Магараджа Рай Холкар Бахадур к 28 годам собрал коллекцию из более чем трех десятков автомобилей. Все же ему, заядлому автомобилисту, жизнь казалась неполной. Ведь в его собрании элиты мирового автостроения не хватало последней, самой ценной жемчужины – наиболее мощного и дорогого компрессорного Duesenberg SJ. В 1935 году он успел приобрести последний экземпляр шасси, выпущенного уже ликвидированной компанией. Из США шасси отправили в Лондон. Там кузовщикам из Gurney Nutting предстояло увенчать его спортивным кузовом, достойным молодого амбициозного принца.Изделия лишь немногих конкурентов могли по богатству фантазии и блеску исполнения соперничать с продукцией Gurney Nutting. Брошенный магараджей вызов принял дизайнер, шотландец А. Ф. Макнейл. К чести Макнейла, ему удалось создать настоящий шедевр, признанный одним из красивейших Duesenberg. Посетителей Лондонского мотор-шоу 1936 года, где автомобиль был впервые показан, заинтриговали многие достоинства машины. Например, гербы магараджи на дверцах и шесть лампочек на передних крыльях – две белые габаритные, две красные и две синие. Включенные красные огни означали, что за рулем сам принц, синие – его супруга. И, безусловно, публика была шокирована ценой самого дорогого в мире автомобиля – более $30 000 в 1935 году. С этим автомобилем закончился короткий, но яркий период, названный «эпохой Дюзенбергов». Следуя указаниям владельца компании Э. Корда, главный инженер Фред Дюзенберг создал в 1928 году нечто большее – величественнее и великолепнее всего, что когда-либо ездило по дорогам. Это был, бесспорно, лучший американский автомобиль довоенного периода – Duesenberg J (8 цилиндров. 6,9 л, 265 л.с. или 325 л.с. в компрессорной модификации SJ). Иногда его даже называли восьмым чудом света. Всего выпущено порядка 475 экземпляров модели J, включая 36 компрессорных SJ.Второе место
Mercedes-Benz 540K special roadster, 1936

Приверженность немецкой компании к компрессорным двигателям имеет глубокие корни. Первые попытки увеличить мощность за счет «искусственного питания» предпринимались еще до состоявшегося в 1926 году объединения Benz и Daimler в единый концерн. Дальше дело пошло быстрее. Целое семейство успешных шестицилиндровых моделей в 1932-м уступило место рядной «восьмерке». Первенец, тип 380К, оказался тяжелым и маломощным, всего каких-то 120 «лошадок»!Рост объема привел пару лет спустя к появлению 160-сильного 500К. Но и этого казалось недостаточно. И вот в олимпийском 1936 году на подиумах автосалонов Берлина и Парижа взорам ошеломленной публики предстал автомобиль-легенда – тип 540К. Его двигатель развивал в обычном режиме скромные 115 л.с. Зато при кратковременном, не больше минуты, иначе мотор мог не выдержать сумасшедшей нагрузки, включении компрессора пиковая мощность подскакивала до 160 сил. При этом скорость самого легкого варианта с кузовом родстер достигала 177 км/ч. Этого было достаточно, чтобы исполнить, например, любимый трюк жаждавших адреналина плейбоев – проскочить через железнодорожный переезд перед самым носом приближающегося экспресса.Появление такого автомобиля естественно заставило лучших кузовщиков Европы продемонстрировать все, на что они способны. Среди великого множества стандартных и заказных кузовов лучшим оказался «специальный родстер» на шасси со сдвинутым назад двигателем. Автором этого шедевра был «домашний» дизайнер Daimler-Benz Герман Аренс, работавший на кузовном заводе в Зиндельфингене. Завораживающая красота родстера с летящим силуэтом заслуженно поставила его на вершину модельного ряда, вызвала немало подражаний. Из 419 экземпляров модели 540К подобных родстеров было выпущено лишь 25. Все же именно его за неотразимую привлекательность окрестили «убийцей Дюзенбергов».Первое место
Bugatti 41 Royale, 1931

Именно этот, созданный Жаном, сыном Этторе Бугатти, великолепный родстер, многие историки и специалисты считают самым красивым кузовом первой половины ХХ века. Мечту о самом большом, роскошном и дорогом автомобиле Этторе Бугатти вынашивал более полутора десятка лет. Приступить к ее реализации он смог лишь в конце 20-х годов. Амбициозное название Royale недвусмысленно указывало на то, что машина была адресована венценосным особам. Кого же еще мог бы соблазнить огромный, длиной шесть метров и весом три тонны автомобиль с уникальным кузовом и рядной «восьмеркой» чудовищного объема – без малого 13 литров?Бугатти намеревался выпустить ограниченную серию из 25 машин. Но жизнь внесла свои коррективы, было построено только шесть экземпляров. Лишь три из них нашли покупателей, которыми стали отнюдь не представители правящих династий. Первым из них был парижский магнат, производитель модной одежды Арман Эсдерс. Он-то и приобрел созданный по эскизам Жана элегантный родстер. В конце 30-х на его шасси фирма Binder установила новый кузов – городское купе. В таком виде автомобиль сохранился до наших дней. Оригинальный же родстер был утрачен во время войны. В середине 60-х Фриц Шлумпф, известный коллекционер и основатель автомобильного музея в Мюлузе, задумал воскресить легендарный родстер. Одной машиностроительной компании он заказал копию рамы, к которой имел подлинные двигатель, коробку передач и оба моста. Сборка шасси не заняла много времени. Куда сложнее оказалось воссоздать кузов. Его пришлось строить с нуля, основываясь лишь на старых фотографиях. Банкротство Шлумпфа, судебный процесс и национализация музея надолго прервали работу. Для ее завершения пригласили команду специалистов под руководством известнейшего французского дизайнера Поля Брака. Показанная на снимке реплика, сразу ставшая еще одной жемчужиной музея, украсила его экспозицию в 1990 году.